Дмитрий Л. (ligget_dukat) wrote,
Дмитрий Л.
ligget_dukat

Categories:
  • Mood:

7-ой отряд /version 4.1/not for published/

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ.
------------------------------------------
Гидры из метеоцентра обещали дождливую и холодную погоду, тогда как на улице во всю светило солнце и дул теплый летний ветерок.
Кирилл (иногда Савинов, иногда Бегемот, а иногда и просто Пошляк) появился вовремя, не забыв напялить на своё лицо немного идиотскую улыбку.
- ЭлДэ! - поприветствовал он меня как обычно. - Как настроение?
- Лайт! - ответил я.
- Раз такая встреча, то пойдем возьмем пивка!
С этим субъектом мы собрались ехать в пионерский лагерь, где наша общая знакомая трудилась воспитателем. Электричку в тот день все любили так, что нам пришлось ехать в тамбуре. Пива мы так и не попили. Прибыв на пункт пересадки, мы попали в аналогичную ситуацию. И здесь автобус очень любили, поэтому нам снова пришлось ехать стоя. Пива мы опять не попили. Кирилла это начинало злить. Хорошо, что мы доехали до места высадки раньше, чем ему вздумалось обматерить весь автобус и "компостер на ножках" вместе взятых.Вышли мы практически в чистом поле.
- И куда теперь? - поинтересовался Кирилл.
- Не ссы, студент, прорвемся! Один раз я здесь уже был, значит не заблудимся. Знаю я одну тропку.
- Да ты также говорил, когда в Лысково за пивом поехали, а где оказались в результате?
- Где?
- Где-где! В ГИБДДе города Сарова! И как мы туда попали?..
- А, это тогда, когда ты чего-то задвигал про свободу прессы! Интересно, сколько мы тогда выпили?
-Сколько выпили? Сколько выпили? Не надо было глинтвейн мороженым закусывать!
-Какой портвейн? Три топора что ли? Ты же знаешь мой рецепт: только пиво и водка!
-Ладно, пошли! Где твоя тропка?
"Н-да, чем дальше в лес, тем толще партизаны!" - подумал я и бодро зашагал вперед. Кирилл пыхтел сзади. Он постоянно спрашивал о количестве пройденного пути и всю дорогу хотел пить, но от пива почему-то отказывался.
Наконец мы попали в лагерь. Встреча была непродолжительной, но очень богатой на эмоции. Затем нас кому-то представляли, что на мой взгляд было бессмысленно, так как я этих людей знал, а у Савинова память на ненужные для него людские имена с годами выработала устойчивый иммунитет, поэтому уже через пять минут он спросил у меня:
-Диман, а как зовут ту худенькую девушку, которая очень напоминает мне тазик с мясом?
-Ту бочку с салом, - поправил я его. - зовут Светой.
-В принципе, я так и думал, что не Машей.
-А зачем тебе это?
-Тебя хотел проверить!
-Пошли ужинать, нам уже принесли!
-Вот это сервис!
Ужинали мы , не выходя из корпуса. После ужина появился наглый подстаканник, или, говоря по-русски, подвожатник, по фамилии Жаровин, который тут же забрал мой пейджер, чтобы поиграться.
"Чем бы дитя не тешилось, лишь бы руки поверх одеяла держало!"- подумал я, а вслух сказал:
-Кирилл, пошли на дискотеку, посмотришь здешний танцпол.
-Чё, как в «Рокко» что ли?
-Ага, точь-в-точь, только в деревенской интерпретации.
Неожиданно на этой пионерской тусовке появилась еще одна общая знакомая - Ежикова Катька, в простонародье - Ежик.
Настроение у меня тут же поднялось, особенно после того, как она предложила порвать тусовку на британский флаг. Жаль, что поднялось только настроение. Затем решили выпить за такую радостную встречу. Я был непротив, так как с дискотеки пора было линять, потому что в любой момент могла объявиться Старшая вожатая и увидеть нас. И всё бы тогда получи-
лось как в песне "Сплинов": "-Достань гранату, и будет праздник сразу и для всех!"
Пошли соображать. Решили взять два литра самогонки. Но сначала пошли к Ежику за закуской. Днем по той тропинке, что ведет в сады, то есть к месту проживания
Ежика, ходить можно без проблем. Ночью мы сосчитали все кочки на ней, причем по два раза, так как ходили туда и обратно.
Попав в деревню, решили зайти в первый попавшийся дом. Тут уж я пустил вперед Савинова со всей его вежливостью,как-никак телевизионный работник всё-таки, и умные слова говорить умеет, а также иногда высказывает умные мысли,выдавая их за свои, с чем я уже давно смирился.
В общем, выпивку мы достали. Вернувшись в лагерь, обнаружили уже накрытый стол и кучу собутыльников. Процесс пошел. После третьей стопки нас с Кириллом торжественно окрестили
"Седьмым отрядом" и пообещали, что спать мы будем со всеми удобствами и даже на матрацах.
Потом все пошли в беседку орать песни под гитару. Закончилась вся пьянка-гулянка около четырех утра. Нам с Кириллом выпало провожать Ежика до её конуры. И опять эта самая тропинка, хорошо, что захватили с собой гитару. Громче идешь - меньше кочек.
Снова вернувшись в лагерь, решили пойти спать. По пути встретили толпу вожатых из соседних отрядов, которые почему-то еще не ложились.
-А вы чё не спите? - поинтересовался я.
В ответ тишина.
-Всем спать! Завтра же родительский день!
Это только потом выяснилось, что разговаривал я с нарисованными на столовой улыбающимися зверями, которые с утра
мне показались больше похожими на мутантов из японских мультиков.
Оказавшись в корпусе, мы едва не своротили стол, на котором спал сном праведника пьяный в лапоть тот самый подстаканник Жаровин, весь обмотанный туалетной бумагой, пожарным шлангом и еще черт знает чем, а также обложенный цветами, сырой картошкой и шахматными фигурами.
-Ни хрена себе натюрморда получилась! - сказал я, указывая на подвожатника.
-Сейчас сфотографируем! Очень фотогигиенично получится, - отозвался Кирилл.
-Это точно, а потом за это выпьем!
И только мы выпили, как раздался стук в дверь, и очень знакомый голос, принадлежавший Старшей вожатой, очень резко спросил:
-Жаровин, ты здесь?
-Нет его! - ответил я.
Дверь открылась, включился свет и на пороге возник знакомый силуэт Лили Юрьевны Сурковой. Сразу почему-то вспомнился Васильев с его песней про гранату, но всё обошлось. Старшая лишь намекнула на то, что надо было предупредить о том, что мы приехали. На что Кирилл, не имея ни слуха ни голоса, но со всей душой, вдохновенно пропел:
-Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро, то тут сто грамм, то там сто грамм, на то оно и утро!
Интересно, как Лиля умудрилась не заметить Жаровина, когда он так картинно спал перед входом?
Потом-то я узнал, что он проснулся и перебрался в палату к девчонкам, захватив всё с собой и даже сырую картошку.
Помню еще хотел поиздеваться по старой привычке над фотографом Вовкой, которого все с моей легкой подачи уже
вторую смену называют хренографом (видимо за его работу и поведение), но вспомнил, что над убогими издеваться нельзя, ведь именно про него Борзов спел свою песню: " -Меня зовут Вова, я знаю три слова". Потом помню вырубились...


ДЕНЬ ВТОРОЙ.
----------------------------------------
Прошло часа три, а может и меньше. Открылась дверь, засиял яркий свет, и я сквозь сон услышал голос:
-Вставай, сын мой, ибо время для сна имеет свои пределы!
-Но почему? - пробормотал я.
-Да потому что по лагерю объявлен подъем, а матрасы и одеяла надо срочно вернуть на родину, детишки волнуются!
И тут раздался пронзительный свист.
Кирилл резко сел на кровати и,не просыпаясь, произнес:
-О-па, Вася, мусора, сливай товар, бери бабки и утекаем!
"Наверно опять во сне в драгдиллеров играл", - подумал я.
Кирилл открыл глаза.
Мы долго сидели и смотрели друг на друга.Я пытался понять, кому же из нас хреновее. Решил начать с лиц. У обоих помятые, небритые, глаза напоминают утро в китайской деревне. Итак, лица не в счет. Руки, вроде, не трясутся, голова у каждого соображает, но с трудом. Что ж, будем судить по прическе. Мою в то утро можно было назвать "шухер-нахер", и, в целом, она мне нравилась. А вот у Кирилла прическа заслужила длинное поэтическое название: "поцелуй меня с разбега, я за деревом стою"! Значит ему всё-таки хреновее, чем мне. Мы еще посидели, и тут Кирилл сказал:
-Если голова болит, значит она есть!
-Знаю-знаю, утро добрым не бывает! - съязвил я.
-Ты мне еще песню начни тут петь!-взорвался Кирилл.
-Какую?
-Как отвратительно в России по утрам,- то ли пропел, то ли провыл он.
Тут взорвался я, потому что это было, как серпом по нервам.
-Если еще раз запоёшь без предупреждения, я тебе гланды через задний проход вырежу!
Кирилл замолчал, видимо пытался представить себе весь этот процесс от начальной стадии до конечной.
Принесли завтрак, который был холодный, как позавчерашний ужин. Поели. После пошли в деревенский магазин за минералкой, так как воды из-под крана напились еще вчера.
Магазин нашли быстро. Судя по табличке на двери, он работает с 10-ти до 14-ти часов, но судя по замку и засову на той же двери, он уже закрылся. Оказалось, что продавщица уже наработалась и уехала домой. Пошли назад в лагерь.
Обед и ужин пролетели незаметно. Подошло время дискотеки. Оторвав свои пятые точки опоры от мягких кроватей, решили сходить на неё, дабы встретиться с Ежиком и так ненавязчиво распросить её о здоровье, о самочувствии и о житье-бытье.
Ежик выглядела бодрой. Еще бы! Ведь она проспала на целый час больше нашего. Решили, что сегодня пить не будем... Зря мы это сделали, ведь в 7-ом отряде произошел довоз. Прибыло еще трое парней. Пришлось покинуть дискотеку, чтобы познакомиться с теми, с кем придется делить ночлег. Одного я знал, он уже бывал здесь. Двух других видел впервые, но на лицах у них было написано, что ребята они веселые. Диман, тот, которого я знаю, достал из сумки водку и предложил выпить. Трудно было отказаться от столь светлого начинания, к тому же это всё выглядело очень патриотично, так как мы пили борскую водку на борской земле, запивая сорокоградусную кефирчиком.
-Ничего крепче я еще не пробовал! - отозвался после первой Сергей.
-Ты про водку что ли? - спросил я.
-Нет, про кефир!
-Будь осторожнее, тебя еще ждёт чудо-йогурт!
-И запомни! - добавил Лёха. - Не все йогурты одинаково полезны, особенно когда диорея застает врасплох.
-Кстати, врасплох - это моя любимая поза! - промурлыкал Кирилл голосом представителя сексуальных меньшинств.
"Шутит, наверное, - подумал я. - А пацаны-то не знают!" Повисла неловкая пауза, каждый подумал о чем-то своем.
-А давайте за 7-ой отряд! - предложил я, и мы тут же выпили. Что ни говори, а этот вечер мне нравился больше, чем предыдущий, однако с выводами я поспешил. По лагерю пошел слух, что якобы нагрянула высокая комиссия с глобальной проверкой. Мы всем отрядом дружно потекли в свою палату. Свет решили не включать и газом не пользоваться, потому что не было ни того, ни другого. Мне почему-то сразу захотелось спать, и я незамедлительно прыгнул в кровать, причем с такой силой, что пружина сначала прогнулась до пола , а потом подбросила меня на метр, и еще долго поскрипывала в тишине.
-Я же просил в Мишек Гамми не играть! - раздался чей-то голос.
-Хр-р-р! - ответил я.
-Диман, это ты что ли?
-Хр-р-р! - снова ответил я.
-Спишь что ли?
-Да! Чё пристал?
-Да вот хотел узнать о планах на завтра, может обсудим на троих?
-Спи! Завтра ёлка!
Уже сквозь сон я почувствовал запах свежего никотина. Оказалось, что это Серега окуривал комаров, полагая,что они сдохнут. "Наивный чукотский юноша!" - подумал я и окончательно заснул.


ДЕНЬ ТРЕТИЙ.
----------------------------------------
После относительно мирного подъёма и завтрака мы собрались на отрядную сходку, чтобы придумать себе занятие на полдня.
-Может по девочкам? - предложил Кирилл.
-А я думал, его только мальчики интересуют, - сказал Серега, наклонившись к Лёхе.
-Отставить по девочкам! - скомандовал я.
-Тогда по сто пятьдесят, - сказал мой тёзка. -И...
-И по девочкам! - поддержал его Кирилл.
-Савинов, заткнись! Тебе за них дадут столько лет, сколько им сейчас всем вместе взятым!
-А, ты , что предлагаешь? - спросил Кирилл.
-Раз мы отряд, то пойдем на отрядный костер!
-Ура! - заорали все.
-А водку брать? - спросил Лёха.
-А ты что, собрался костер жечь что ли?
Сборы были недолгими. Уже через десять минут мы были на месте. Озеро, на которое мы пришли, очень сильно напоминало огромную лужу, в которой взвод солдат стирал свои портянки. Хорошо хоть еще ничем не пахло. Место нашли быстро. На бревнах, лежащих вокруг тлеющих углей вчерашнего костра, было удобно сидеть. В самом костре валялись арбузные корки и пустые консервные банки, которыми, как мы предположили, кто-то тушил костер, как у Чуковского, а может и наоборот разжигал. Серега достал водку. Сели. Открыли. Приготовили стаканы.
-Господа, я не вижу закуски! - сказал я.
-Закуска градус крадет! - съязвил Серега.
-Нет, я серьёзно! Лёха, ты что, ничего не взял?
-Ты же только про водку говорил!
-А я и не догадывался, что ты у нас такой сообразительный!
-Угу! - расплылся он в улыбке.
-А, ну, марш в лагерь за закуской! И Димана прихвати, а то он, смотрю, уже на подножный корм переходит.
Диман, мирно жевавший какую-то травинку, сорванную по дороге, тут же выплюнул её, и они пошли, сказав нам, чтобы мы пока костер развели.
-Ну, чё, пошли за дровами? - предложил Серега.
-Пошли! - ответили мы с Кириллом.
Однако с места никто не сдвинулся. Видя это, Серега развалился на травке. Кирилл остался охранять водку от посягательств насекомых, а я пошел посмотреть, как дети ловят полудохлых карасей, которые клюют на хлеб, и ратанов, которые клюют даже на пустой крючок. Ожидание затягивалось. Наконец они появились.
-А мы думали, что у вас уже вовсю костер горит!
-Мы дрова бережем, - ответил Серега. - К тому же их всё равно нет.
Диман достал закуску. Её составляли три пачки печенья, два бутерброда с колбасой, три с маслом, шоколадная паста и просто куски нарезанного хлеба.
-И это всё? - спросил Кирилл, окинув взглядом принесенное. - Могли бы дань собрать с пионеров, вчера же родительский день был.
-Ты, чё, сюда жрать пришел? - огрызнуляс Лёха.
-Ладно, господа гусары, - вмешался я. - Наливай по первой!
Выпили. Занюхали. Выпили по второй. Закусили. Начали травить байки про то, что с каждым произошло, когда тот сильно напивался.
-Так вот, пацаны, - начал свой рассказ Серега. - Просыпаюсь я как-то утром, чувствую, что лежу на полу. Открываю глаза и вижу над собой потолок. Смутно понимаю, что обои на потолке, да и люстра не мои. Слышу, кто-то храпит. Повернулся на бок, чуть нос себе не сломал - стена, повернулся на другой - чья-то спина. Кое-как дотянулся, смотрю -друган мой, Илюха. Я ему говорю: "Илюха, а чё я у тебя делаю?" Илюха открывает глаза, смотрит на потолок, понимает, что обои и люстра незнакомые и говорит: "А я думал, мы у тебя!" Поднялись, пошли на кухню, ибо оттуда пахло яичницей, а нам очень хотелось есть. На столе стояли две стопки, та самая яичница, и лежала записка: "Это вам, скоро буду" Мы опохмелились, позавтракали и вернулись в комнату, чтобы понять, кто нас приютил. Судя по царившему в комнате порядку и по фотографиям одного и того же женского лица, висевшим на стенах, мы поняли, что приютила нас какая-то девушка, симпатичная, но обоим не знакомая. Однако время шло, и никто не являлся. Мы уже обыгрались в дурака, обсмотрелись мультиками, обкурились с балкона, и друг друга уже видеть не могли, и в тот момент, когда я собирался заехать Илюхе в ухо за то, что он испортил воздух в комнате, раздался скрежет ключа, поворачиваемого в замке входной двери. "Ну,слава богу!" -подумали мы."Наташа,ты дома?" - спросил чей-то женский голос. И тут Илюха заорал, потому что я всё-таки по инерции дал ему в ухо.
-Добрый день! - сказал я, когда дверь в комнату открылась.
На лице женщины застыл немой вопрос.
-Успокойтесь, мамочка, мы не воры и не грабители.
-А иначе нас здесь давно бы уже не было, - добавил Илюха.
-А чего вы здесь делаете тогда? - спросила она.
-Наташу ждем!
-Давно?
-Как проснулись, так и ждем, - ответил я. - А проснулись недавно.
Не говорить же ей, что мы с самого утра здесь торчим одни в этой квартире, а за окнами какой-то незнакомый район. Однако нам не поверили, и ботинки пришлось надевать около дверей лифта. Выйдя из подъезда, мы наткнулись на ту самую Наташу, которой Илюха с огромной досадой высказал всё, что он думает о ней, о её родителях, родственниках и предках вплоть до седьмого колена и восьмого тазобедренного сустава.
-Может чаю? - спросила она в недоумении.
-Да иди ты со своим чаем! - сказал Илюха и пошел прочь.
-Ты, извини, если что! - сказал я ей. - Мы, пожалуй, пойдем, спасибо, что приютила. Партия тебя не забудет!
-Психи что ли? - всё еще недоумевая, спросила она.
-Нет, патриоты! - ответил я и побежал догонять Илюху.
Надо было срочно найти знакомые ориентиры, и мы пошагали вперед. Идем мы, идем, никого не трогаем.
-Ладно, Серега, - оборвал я его. - Потом доскажешь, так как водка уже кончилась, да и обед скоро. А ты, Лёха, чё такой странный сидишь? Взгрустнулось?
-Вздристнулось! Всё ждал, когда он закончит!
-Всё, он закончил! - сказал Диман.
Лёха тут же понесся в лагерь, да и мы тоже пошли не спеша. После обеда мы с Кириллом решили сходить в душ, поскольку пьянки больше не предвидилось, потому что пацаны устроили тихий час. Я положил свой бутерброд с котлетой на тумбочку, и мы пошли.
Вода в душе была, как обычно, холодная, поэтому мы орали так, что Витас нам бы позавидовал. Зато это нас взбодрило и отрезвило. Вернувшись в корпус, стали собирать вещи. Собрались и пошли в сады, так как еще накануне выяснили, что вроде бы оттуда идет автобус до Линды. Парней будить не стали, так как это было бесполезно.
До садов дошли быстро, даже очень, поэтому, чтобы как-то провести время, решили ознакомиться с новинками продуктового киоска. Потом сели на лавочку и стали ждать. Тут, вдруг откуда ни возьмись, нарисовался старичок.
-Слышь, Кирилл, вроде бы мы у него про автобус спрашивали?
-Может и у него! Вон, смотри, к нам идет, авось чё-нибудь интересное скажет.
-Автобус ждете, ребятки?
-Как догадался? - попытался я пошутить, но видимо зря.
-Так автобус-то от лагеря поедет, идите туда!
-Ты ж говорил на днях, что отсюда! - воскликнул Кирилл.
-От лагеря, от лагеря! Чтоб мне задницей на муравейник сесть!
"А это мысль!" - подумал я, а вслух сказал: -Слушай, дедок, я тебя сейчас прям здесь в землю закопаю и напишу на дощечке, что ты пал смертью храбрых, защищая свой маразм от гемороя!
Но дедуля, видимо наученный опытом, уже ретировался, решив, что не готов предать своё тело земле, да еще и раньше намеченного срока.
-Зря ты так с ним, - вдруг сказал Кирилл. - Наверное с пьяну чего-нибудь не расслышал. Наверное водка на твой слуховой аппарат пагубно влияет. Лечиться надо! Хочешь скажу твой диагноз, который даст тебе любой врач?
-Ну, говори!
-В вашем спирте крови не обнаружено!
-Так значит,да? Тогда в твоём никотине лёгких не видно!
-Вот-вот, поэтому надо завязывать курить куришку и бухать бухашку...
-И ширять ширяшку! Так что ли?
-Ну с последним пунктом ты загнул, а в целом, да!
-Ага, мечтай! Слушай, чего это ты расфилософствовался?
-Я это к тому,что надо спортом заниматься!
Эта его проповедь, да и тон, с которым он всё произносил, меня насторожили:
-Ты, чё? Перепил? С дуба рухнул? Каким, на фиг, спортом?
-Литрболом, например, и постельной борьбой, - произнес он и рассмеялся.
-Твою мать! Я уж было подумал,что у тебя белая горячка! Ладно, мастер спирта по фигурному шатанию, пошли в лагерь! Может еще успеем!
На автобус мы не опоздали. Пацаны, увидев нас, очень удивились.
-А нам сказали, что вы уже уехали!
-Это их личная половая трагедия! - ответил я голосом Горбачева.
-И это правильно! - поддрежал моё начинание Серега.
-Кстати, там на тумбочке мой бутерброд с котлетой не находили? - спросил я.
-Знаешь, Диман! - сказал мне Лёха, смотря на меня кристально-честными глазами. - Его мухи съели.
-Понятно!
Тут кондуктор крикнул, что автобус отправляется, и мы заняли свои места. Серега оказался сзади нас с Кириллом, и я решил, чтобы убить время, рассказать им обоим курьёзы из моей работы кондуктором:
-Понимаешь, Серега, есть у них там книжка поезда, в которую записываются все поломки за день. Так вот одна баба-водитель, как-то написала: "Помыть зад с мылом и заткнуть дырку между ног, а то сильно дует!" А один водила написал просто-напросто: "Заменить!" Техник ходил, ходил, смотрел, смотрел, не выдержал, взял эту книжку и написал: "Заменил!"
-Извини, Диман, - перебил меня Серега. - Мы уже выходим, потом как-нибудь доскажешь!
-Ну, тогда бывайте! - пожали мы им руки вместе с Кириллом.
-И вам всего хорошего! Кто пьянее всех ребят? - гаркнули они.
-Это наш седьмой отряд! - хором ответили мы.
На станции решили купить билеты, дабы не иметь приключений на своё мягкое место. Вышли на платформу, поинтересовались, куда прибудет электропоезд. Нам ответили, что на низкую платформу, мы поблагодарили и стали ждать.
-Слушай, Савинов, видишь вон ту доску?
-Какую?
-Да ту, что в сиреневых штанах!
-Ну,вижу!
-Она же брала билет до Толоконцева?
-Ну?
-Баранки гну! Она же стоит на высокой платформе, или Толоконцево в другой стороне?
-Да какая тебе разница! Может она передумала туда ехать!
-Да это я к тому, что на верхней платформе народу до фига, а на нашей ни одного человека! Вдруг электричка туда придет?
-Ну и хрен с ней! Ты куда-то торопишься?
И тут я понял, что торопиться мне действительно некуда, так как дома меня ждут в понедельник. Только я об этом подумал, как в мотюгальнике раздался резкий и противный голос:
-Электропоезд на Нижний прибывает к низкой платформе!
-Зря она это сказала, - обреченно произнес Кирилл.
Он был прав. Народ с высокой платформы потек на низкую, и через пару минут в этой толпе было ни вздохнуть, ни пёрнуть.
В электричке снова ехали в тамбуре, обильно обливаясь потом. В Нижнем вылезли как из сауны.
-Ладно, я побежал на трамвай, - сказал Кирилл, хватая сумку. - Созвонимся! Будь здоров!
-Обязательно буду!
-Расти большой! - крикнул он на бегу.
-Обязательно выращю! - крикнул я ему вдогонку.
Оказавшись на остановке, решил, что поеду домой на маршрутном такси, так как деньги на проезд еще оставались. Уселся на заднее сиденье. Рядом села довольно симпатичная девушка. Я поинтересовался у неё насчет повышения стоимости проезда. Она ответила, что стоимость прежняя.
-Отлично! - сказал я. - Разбуди меня, когда мне надо будет выходить!
И тут же отрубился в глубокий сон. Проснулся от легких тычков в бок.
-На мне разве написано, touch me?*
-Но ты же просил тебя разбудить!
-Но я же не выхожу!
-Зато я выхожу!
-У-ти, какая! Relax and take pleasure!**
-Было бы от чего! - промолвила она и пошла к выходу.
-Вах, какая девушка! - подумал я и засыпать больше не стал.
Дома кинул свой рюкзак в угол, снял грязные шмотки, принял душ, поел по-человечески, взял пиво из холодильника и пошел к подруге, чтобы провести с ней вечер.Всё было великолепно и просто замечтательно, жаль только пиво оказалось безалкогольным. А ведь безалкогольное пиво - это первый шаг к резиновой бабе, поэтому водка - это правильное пиво, а "7-ой отряд" есть в каждом лагере. Для пионеров это праздник, а для начальства он как чирий на пятой точке опоры, избавляться не приятно, а с ним вроде как-то веселее...
---------------------------------------------
*touch me--дотронься до меня (коммент.автора).
**Relax and take pleasure--расслабься и получи удовольствие (коммент.автора).
Tags: рассказы
Subscribe

  • Сила традиции)))

    Известный факт: современный итальянский писатель Федерико Моччиа, работая над очередным своим романом, никак не мог придумать, как его герои дадут…

  • Этот любезный НПАТ...)))🤣

  • Отложенная месть:)

    Есть в этом городе категория работников, которых я априори недолюбливаю, а каждая встреча с ними по непредсказуемости похожа на свидание с женщиной,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments