September 16th, 2011

писатель

"Брифстоп", глава 3

глава 1
глава 2

Как-то раз Егорка, как обычно, спешил в бассейн. На этот раз его отвозил отец. Перед входом было людно. Так много мужчин, женщин и детей Егор видел только на первомайских демонстрациях, куда они ходили всей семьёй. От толпы вдруг отделился Алексей Иванович и подошел к ним.
- Здравствуй, Антон! Привет, Егор! – тренер пожал им руки. – Сегодня занятия не будет. Бассейн заняла местная команда по водному поло, которая готовится принять там своего соперника.
- А чего это они в своем спорткомплексе не выступают? – без особого интереса спросил Антон.
- Говорят, у них там насос сломался и еще что-то, но мы тут с ребятами думаем, что они просто решили домашнюю площадку сменить, так как в своем бассейне уже пять игр подряд слили.
- И как быть? – посмотрел Антон на Иваныча, понимая, что сын может огорчиться, если занятия не будет.
- Даже не знаю, могу только предложить бесплатно провести на матч, - ответил тренер. – Егорка, ты когда-нибудь видел, как играют в водное поло?
Мальчишка отрицательно покачал головой.
- А хочешь посмотреть?
- Пап, пойдем? - сын взял отца за руку и посмотрел на него снизу вверх.
- Ладно, Иваныч, веди!
Они уселись на трибунах так, что Егор оказался между взрослыми. Антон смотрел сразу на всё: на ватерполистов, барахтающихся в воде, на зрителей, галдящих рядом, на сына, увлеченно взирающего на матч.
Егор же, не переставая, сыпал вопросами, адресованными Иванычу. В новом для него виде спорта парня заинтересовало всё до мельчайших подробностей. Тренер старался как можно доходчивей объяснить те или иные моменты, происходящие в игре, и в итоге Егор к третьему периоду стал чуть ли не завзятым болельщиком, крича вместе с мужчиной, сидевшим рядом ниже: «Пас давай!» и «Куда ты бьешь, камбала беременная!» И, естественно, Егор огорчился, когда местная команда проиграла, правда, что свойственно детям, ненадолго.
После матча, прощаясь с Иванычем, Егор спросил: - А можно мне еще раз на матч сходить?
- Посмотрим! – подмигнул парню тренер.
Ночью перед сном Егорка представлял себя взрослым ватерполистом, играющим за местную команду. Причем не рядовым игроком, а самым-самым, способным в одиночку обыграть всех соперников и забивать голы с любой позиции.
Недели через две в квартире Русовых раздался звонок. Лиза открыла дверь и очень удивилась, увидев на пороге Алексея Ивановича.
- Добрый день, Елизавета Андреевна! Егор хотел сходить на матч нашей ватерпольной команды.
- Да, я помню, он мне в тот раз все уши прожужжал, но я не могу с ним пойти, а Антон уехал в деревню.
- Давайте я с Егором схожу!
- Спасибо вам, Алексей Иванович, вы очень любезны! Егорка, собирайся, дядя Леша пришел. Вы с ним на матч пойдете.
От радости и впопыхах мальчуган едва не наступил на соседского кота, который по привычке зашел к ним в гости.
Вечером, когда Иваныч привел Егора домой, тот, только попав в квартиру, прокричал во всю глотку: «Мама, ура, мы победили! А я стану ватерплистом!»
- Ватерполистом, - поправил мальчугана Иваныч.
- Погодите-ка, - сказала Лиза, присев на корточки перед сыном. – Как так ватерполистом?
- Помощник тренера нашей команды – мой приятель, вместе учились. Сегодня в перерыве я подошел к нему вместе с Егором и порекомендовал вашего сына в команду его сверстников восемьдесят первого - восемьдесят второго годов рождения. И Марат…, Марат Аркадьевич, дал добро, особенно после того, как узнал, что ваш сын очень хорошо плавает.
- Это так неожиданно, - Лиза положила руки на плечи Егора и посмотрела на Иваныча. – Нам с Антоном надо посоветоваться.
- Конечно, но приятель попросил не затягивать с ответом, - тренер попрощался и ушел, а мать посмотрела на сына, глаза которого светились от мимолетного детского счастья. «Придется на папу повлиять…», - подумала она.
мячик

Ура! Веллитон сыграет в матче против "Зенита"

Нападающему "Спартака" сократили дисквалификацию (которой могло бы и не быть) с шести матчей до трех. Один матч Веллитон уже пропустил, остались игры с "Крыльями" и "Краснодаром", а в матче против "Зенита", который намечен на 2 октября, форвард красно-белых может выйти на поле, если такова будет воля Карпина.