Дмитрий Л. (ligget_dukat) wrote,
Дмитрий Л.
ligget_dukat

Трижды Владимир [очерк, продолжение]

Поездка первая.

- Завтра у нас гости, - завершив завтрак, произнесла Галина Владимировна. – Надо будет произвести на них должное впечатление.
- Форма одежды номер раз?
- Рубашку одень.
- А штаны?
- Я за глупые вопросы в своё время учеников с урока выгоняла, - ответила Галина Владимировна, исчезая в коридоре.
Я запихнул в рот две печенюшки, запил их чаем и отправился мыть посуду.

Первый месяц я ходил на работе в спортивных штанах, купленных с подъемных на «Черкизовском», и толстовке, приобретенной на Арбате.
Самый крупный столичный рынок с нашим «Дольче Канавино» даже сравнивать стыдно. Если на нашем рынке состроишь прилипчивому хачику-продавцу грозную гримасу на лице и рявкнешь: «Отвяжись, ты!» - то это срабатывает в 95 процентов случаев. На «Черкизовском» подобное не работает. Торгаш будет как телохранитель  следовать за тобой между прилавками и заискивающе лебезить над ухом.
- Брат, купи ботинки. Настоящая кожа, сам пятый год ношу.
- Спасибо, не надо, - отвечаю пока что вежливо.
- Куртку купи! У тебя плохая, а у меня хорошая, и твой размер есть! –
- Я свою в Испании покупал, - нагло вру прилипале в попытке его обескуражить.
- Брат, давай перчатки к ней подберем!
- Из кожи коморского варана есть? – спрашиваю на полном серьёзе.
- Эй, друг, таких не бывает! – находит он, что ответить, спустя какое-то время, продолжая следовать за мной.
- В модные каталоги надо почаще заглядывать! – подпустив легкое превосходство в голос, небрежно бросаю в него эту реплику и ускоряю шаг.
Перемявшись с ноги на ногу, торгаш продолжает следовать за мной, предлагая уже всякий хлам. Но я перестаю острить и реагировать на него…

Перед гостями, объявленными Галиной Владимировной, я предстал в рубашке, джинсах и ботинках.
- Знакомьтесь, это Дмитрий – наш главный специалист, - отрекомендовала меня наш технический директор.
Я учтиво поздоровался с лысоватым мужчиной и опрятно одетой женщиной, на вид которым было чуть меньше пятидесяти лет. Так как мозолить глаза гостям не было особого смысла, я под первым же благовидным предлогом слинял к себе. К тому же надо было еще раз просмотреть систему презентаций для партнеров в регионах.

Гости, переночевав в Москве, удалились к себе, а на следующий день шеф в телефонном разговоре объявил, что мне предстоит командировка во Владимир.
«Наконец-то! – подумал я. – А то столица за полтора месяца мне порядком поднадоела, к тому же в городе, чья тюрьма прославлена в песне, мне наверняка удастся постричься!»

В Москве, в том месте, где я жил, свободный поход в парикмахерскую (чтоб пришел, а тебя сразу «оболванили») – это фантастика.
Я как-то сунулся в один салон, спросил:
- Пострижете?
- Записаны? – услышал в ответ.
- Нет.
- Тогда через три месяца приходите, а до этого всё занято!
В другой парикмахерской свободное время у мастера появилось бы только через месяц, а в третьей, как оказалось, стрижек вообще не делают. В парикмахерскую для животных не пошел – оттолкнули цены.

Во Владимир решено было ехать электричкой. Загрузив в спортивную сумку смену белья и повесив на плечо ноутбук, отправился на вокзал.
Командировочных дали двадцать тысяч рублей, которыми нужно было расплачиваться за номер в гостинице; за завтраки, обеды и ужины, а также оплачивать разные непредвиденные расходы. Когда получал деньги, меня чуть ли не вся контора науськивала, где лучше всего их хранить, чтоб чужим людям не достались, а Абрам Яковлевич от излишнего усердия раз пять подряд показал мне, как нужно оформлять командировочные документы.
Вооруженный знаниями и деньгами в девятом часу утра прибыл на Курский. Купил билет. Вышел на перрон. Электропоезда не было. Я ждал. Шли минуты.
- То, что сегодня пятница 13-ое, еще не повод, чтоб электричка опаздывала на полтора часа, - пробурчал усатый мужчина, стоявший в полушаге от меня. - Начальник с работы выгонит, и никакая мистика не поможет!
«А, ведь верно! – подумал я. – Сегодня день необычный – день для приключений».

Вы когда-нибудь видели, как люди садятся в московские электрички? У нас в Нижнем как? Зашел, где свободно, там и приземлился.
А у них, в белокаменной, места занимают, даже не заходя в вагон. Бежит толпа народа вдоль поданной электрички и бросает в открытые окна свою мелкую ручную кладь, весьма снайперски попадая на сиденья. А потом уже где-то даже вальяжно эти люди заходят в вагон, как лорды в палату пэров.
Швыряться казенным ноутбуком как-то не хотелось, поэтому весь путь до Владимира я проехал в тамбуре, все 4 часа перенося вес своего тела с одной ноги на другую.
Платформы в пункте прибытия на весь состав не хватило, поэтому пришлось прыгать прямо на землю.
Довольно скоро я отыскал гостиницу, заселился в номер и принял душ. Только оделся, позвонил шеф и сказал, что пора на встречу с нашими новыми и вполне вероятными партнерами.

В офисе меня встретили лысоватый мужчина, что был у нас в Москве, и куча любопытных глаз.
Антон Владимирович (я наконец-то вспомнил как его зовут) сказал, что заниматься нашими совместными делами я буду с его дочерью Лизой, и показал мне рукой на миловидную барышню с прямыми до плеч волосами и слегка раздавшуюся в теле.
Поздоровался, деловито достал ноутбук, диски с нашим ПО и начал инсталляцию их содержимого в компьютер Лизы.
Где-то на 43 процентах загрузка встала и ни в какую не хотела продолжаться, сколько бы я ни возился с установочной DVD-эркой.
Соврав Лизе, что такое иногда случается, предложил установить программу на какой-нибудь другой компьютер. Тут, как назло, шеф позвонил: «Дима, как у тебя дела?» Я, уже научившись не раздражаться на интонацию, с которой он задает этот свой извечный вопрос, ответил: «Небольшие технические трудности, через полчаса начнем. Шеф что-то пробурчал в трубку, сказал, что перезвонит, и отключился.
Трудности, однако, оказались посерьёзней, чем я ожидал. Когда на мобильнике высветился номер, который одним своими цифрами навевает на меня уныние, я понял, что разговор предстоит серьёзный.
- Что ты сейчас делаешь? – спросил шеф.
- Пытаюсь просочиться сквозь защиту, поставленную на отдельно взятый компьютер в офисной сети, чтоб зарегистрировать нашу программу.
- И что? Это для тебя так сложно?
- Еще немного, еще чуть-чуть, - пропел я в трубку, но шеф мой вокализ не оценил.

Представьте, что вам, никогда ни чем подобным не занимавшемуся, вдруг в экстренном порядке выдуть из стекла кувшин или отрезать человеку загноившуюся ногу. Ну, как? Сложно это для вас?
Мой шеф, видимо, полагал, что если я специалист, то сразу во всем, а в компьютерах и подавно.

Наконец всё заработало, однако сил объяснять для чего нужна наша программа уже не было. Лектором выступил шеф, а я показывал, если требовалось, что и как нужно делать.
Когда презентация закончилась, я закинул ноутбук в сумку, пожелал Лизе и её отцу всего хорошего, сказав, что зайду завтра.
По дороге в гостиницу разыскал парикмахерскую, где мне за двадцать минут сделали модную стрижку, а также зашел в ресторан быстрого питания, чтобы зацепить себе на ужин пару-тройку булок с заморскими названиями.
В номере, не имея никаких задач на день, предался созерцанию телевизионных каналов. Попал на окончание очередной игры КВН. Масляков как раз собирался предоставить слово жюри. Стал переключать каналы дальше, снова наткнулся на веселых и находчивых. На экране были те же команды, тот же состав жюри, но игра была в самом разгаре. Подивившись сему телевизионному чуду, решил досмотреть до конца. К моменту оглашения финальных оценок заснул. Во время дремы пульт от телевизора валялся у меня в ногах, и я пятками, нажимая на него, переключал каналы. Потому что, когда проснулся, по телевизору показывали порнофильм. Но не томные ахи и вздохи разбудили меня, а трель телефонного аппарата зеленого цвета, стоявшего на столе.
Трубка заговорила голосом шефа. Он отчего-то начал свой разговор издалека, хотя я уже догадался, что разноса за сегодняшнее не избежать.
- Как тебе город?
- Красиво, - без энтузиазма ответил я. – Правда, я видел-то не особо и много.
- Ну, насмотришься еще!
Дальше последовал ряд таких же не значимых вопросов. Но главная часть разговора была неимоверно близка. Когда началось, я сознавая, что перечить нет смысла, только соглашался, даже не вникая в то, что так рьяно говорил шеф. Внимание моё занимала картинка в телевизоре – некоторые позы весьма радовали.

На следующее утро, после завтрака, я пришел в офис, где меня должна была ждать Лиза. Но внутри, кроме секретаря, никого не было. Оказалось, что вся семья Антона Владимировича вместе с ним самим отбыла куда-то за город. Именно так – отбыла!
Связался с шефом, вкратце обрисовал ситуацию. Он отправил меня в гостиницу. В номер подниматься не стал, пошел в кафе пообедать. Расплачиваясь с официанткой, сделал ей комплимент. Она почему-то не оценила.
Позвонил шеф и приказал возвращаться в Москву. И тут я вспомнил, что не выполнил того, чему так дотошно обучал меня Абрам Яковлевич.
Короткими перебежками с сумкой в одной руке и ноутбуком в другой доскакал до офиса, где с порога выпалил:
- Девушка, вопрос жизни или…, а, черт с ним, печать на командировочные документы мне поставите? – и протянул необходимые бумаги.
- Да не вопрос! – и она шлепнула на протянутые листки пару синеньких треугольничков.
- Вы очаровательны! – произнес я, прощаясь.
Она улыбнулась. «Значит с обаянием у меня по-прежнему всё в порядке», - отметил про себя, сбегая по лестнице.

Люди на вокзале напоминали капли влаги на запотевшем окне. В основном держались кучно и в центре, но время от времени небольшая группка, собравшись вместе, утекала прочь, наружу.
Мой автобус был проходящим, посему место досталось ближе к водителю и телевизору. Пассажиры по DVD смотрели фильм «Послезавтра», правда, без звука.
Проанализировать всё произошедшее за два дня пребывания во Владимире никак не получалось. Все размышления застопорились на постулате, в котором я допускал свою вину, но при этом ставя сей факт под сомнение. Однозначно было только то, что никакого партнерства с Антоном Владимировичем не получится.
За ходом своих размышлений не заметил, как наступили сумерки – не самое любимое мною время. Промежуток между умирающим днем и нарождающейся ночью. Это время всегда таит в себе какую-то необъяснимую, но ощутимую опасность. В сумерки я стараюсь ничего не предпринимать и по возможности отрешиться от происходящего, впрочем, не забывая подмечать всё вокруг себя. Как, например, тот многокилометровый затор, в который автобус попал на въезде в столицу. Из-за него через Балашиху ехали часа два с половиной, не меньше.

Метро. Станция «Курская», станция «Смоленская». Арбат.
«Надо бы симпатичной девушке-аптекарю цветы подарить…, - промелькнуло в голове, когда прошел мимо аптеки. – Помогла ведь, и здорово помогла».
- Эй, бабка, почем букетик? – коммерсантка из народа, сощурив левый глаз, озвучила цену.
«Солидно! – подумал я тут же. – Но для благого дела денег не жалко!»
Купил цветы, зашел и подарил, произнеся при этом минимум пояснительных слов. Стоявший за прилавком рядом с девушкой молодой фармацевт, видимо постоянно заигрывавший со своей симпатичной коллегой, увидев букет и то, как девушка, смутившись, его приняла, состроил на своём лице такую уморительную мину, что захотелось съязвить. Сказать что-нибудь типа: «Мужчина тоже без ума от белых роз?». Но в этот раз какое-то внутренне спокойствие заставило меня промолчать.
Выйдя на улицу, решил не идти в свое временное московское пристанище, а прогуляться по ночному Арбату, где ни туристов, ни торговцев, а только дворники, да такие же одинокие ночные бродяги, которые топчут звезды на брусчатке и огибают фонари по синусоиде тусклых бликов под ногами… 

 
Tags: рассказы
Subscribe

  • Борщевик на съезде Хармса

    "Напрочь!" - как любит говорить друг мой Алексей. А ведь "уговаривать" администрацию Нижегородского района ликвидировать…

  • Открытие сезона ретро-каров в Нижнем Новгороде

    В День Победы нижегородский "Авто Ретро Клуб" решил открыть сезон старинных тачек и приурочить к этому событию два мероприятия - парад по…

  • Выросли и в спросе, и в цене

    Пока в Нижнем Новгороде ветрено и не по-апрельски прохладно и в открывшемся было велосезоне случилась пауза, поделюсь информацией относительно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments